тупые, жирные и трусливые пиндосы

Набрел на шикарную статью. Не могу не поделиться.

Статья отсюда – http://17ur.livejournal.com/420485.html

Под звездочками – полный текст статьи

***

Ничего личного.

Ничего не подозревая, гулял себе по сети, гулял и вляпался в дымящуюся кучу антиамериканского патриотизма. Ну, знаете, всё как обычно: тупые, жирные и трусливые пиндосы, всех поработившие своими подлостью и хитростью; доллар, который совсем уже скоро обвалится; самоотверженные захолустные борцы с американской гегемонией, которых рутинно раскатывают в тонкий блин стелсами и роботами; сделанная у нас духовность, не имеющая аналогов в мире; Индия и Китай, которые вам ужо покажут. Короче, обычный набор – правда, почему-то при почти полном отсутствии СССР и лично И.В.Сталина.

Такой вот героический и эпический антизападный дискурс. Выстраиваться в очередь на расстрел. Даже ссылки не дам.

Конечно, сперва я несколько обозлился. По моему мнению, трубадуров, которые даже отдельно штатовцев не способны обругать вместо всех американцев чохом (аргентинцы-то с канадцами чем провинились?), надо запирать в одной комнате с книгой Пелевина “S.N.U.F.F.” и не выпускать, покуда не прочитают заботливо отчёркнутые карандашиком места “про войну” и про подготовку к таковой. Может быть, задумаются, какое солнышко восходит под их кукареканье.

Потом подостыл и вспомнил, что и собственные мои чувства к фикции, именуемой ниже “Западом”, далеки от кроткого умиления. Ладно, подумал я. Антизападный дискурс, так антизападный. Ловите.

Начну с ненависти. Причина ненавидеть Запад – есть, присутствует уже довольно долгое время и не собирается исчезать в обозримом будущем, даже если сию секунду чёрт унесёт весь Запад целиком.

Эта причина заключается в том, что исторически Запад – первый. Запад – такой, как мы его знаем – долгое время находился и сейчас находится на переднем крае истории человечества. Это означает

а) право определять всякий выбор в истории, после чего
б) делать этот выбор за всё человечество, выбирая, разумеется, лучшее для себя.

Довольно мутная концепция “лидера” отражает эти реалии в совершенно недостаточной степени. Потому, вероятно, и используется для окучивания масс. Для простоты я далее буду употреблять слова “лидер” и “претендент” для обозначения позиций в борьбе за историческое первенство.

Итак, после выбора, сделанного Западом, выбор всех остальных сводится к выбору между тем, что Запад уже кушал, и тем, что Запад кушать побрезговал. Оба варианта унизительны, и за это Запад можно ненавидеть. Не пишу “нужно”, тут каждый решает сам.

Надо понимать, что необходимой и достаточной причиной для ненависти к Западу является его положение, а не его свойства и тем более не его дела, нынешние или прошлые. Доблести и пороки Запада, действительные и воображаемые, эту ненависть никак не оправдывают и никак не обесценивают. Они в этом вопросе ни при чём. Запад достоин ненависти потому, что он находится – не географически, а исторически – там, где он находится.

Ненависть к чему бы то ни было – тяжёлое чувство, затратное и опустошающее. Ненависть всегда основана на признании собственного унижения. Отсюда обычными путями отработки этого чувства и облегчения его оказываются попытки

а) оскорбить и унизить объект ненависти (“сами вы там все козлы”),
б) признать собственное унижение, распределив его на окружающих и выделившись за счёт этого распределения (“это я первый громко сказал, какие мы все тут козлы”) и
в) ассоциировать себя с объектом ненависти и транслировать чувство унижения вовне (“какие вы все тут козлы”).

Помогает это всем по-разному. Однако все три варианта работают на пользу объекту ненависти, ибо снижают угрозу враждебного действия в его отношении.

Формула избавления от ненависти в сколько-нибудь действительном антизападном дискурсе укладывается в четыре слова, изначально на английском. “Nothing personal, just business”. “Ничего личного, дело требует”. Ребята, вы там в своём Карфагене нам мешаете, застите нам свет и заедаете нашу долю, поэтому ваш город надо срыть; землю же, на которой он стоял, посыпать солью. А сами вы, может быть, даже и хорошие. Пляшете вон, песни поёте. Республика и демократия. Голливуд опять же. Но – солью.

О ненависти закончил. Далее речь пойдёт о цели антизападничества вообще и антиамериканизма в частности. Этой целью может быть только занятие места Запада в смысле, обозначенном выше.

Необходимо понимать, что, пока существует дисперсия свойств разных человеческих популяций, то и место на переднем краю истории, которое сейчас занимает Запад, будет существовать. Пока всё человечество не сможет развиваться с одинаковой скоростью и в одинаковом направлении, – если это вообще возможно – то всегда будет “лидер”, который успевает раньше. И которого, см. выше, за это будут ненавидеть.

Антизападный дискурс, не признающий “лидерства” как такового и призывающий к некоей общемировой “справедливости” с цветочками и зайчиками, есть нонсенс.

“Многополярные” варианты такого дискурса, утверждающие наличие или желательность нескольких направлений развития человечества и, как следствие, нескольких “лидерских” мест,

а) нуждаются в доказательстве устойчивости системы, участники которой будут обладать несравнимыми преимуществами в результате разнонаправленного развития, при условии, что эта ситуация со временем будет усугубляться как количественно, так и качественно, в силу освоения каких-то прорывных технологий на выбранном направлении;
б) нуждаются в доказательстве возможности ресурсного обеспечения нескольких направлений развития, причём в каждом случае достаточно защищённого от вмешательства конкурентов;
в) при исполнении пунктов “а” и “б” сводятся к переносу “лидерства” с планетарного на макрорегиональный уровень;
г) при неисполнении любого из них порождают всё ту же “монополярность”. И стоило мельтешить?

Постановка цели “замещения Запада собой” влечёт некоторые обязательства.

Свойства Запада, которые мы можем наблюдать, следуют в разной мере из различных причин. Первая группа причин сводится к устройству Запада и его особенностям. Вторая группа – к самому положению Запада как “лидера” (noblesse oblige).

К устройству и особенностям Запада “претенденту” на его место вольно относиться как угодно. Однако свойства Запада, происходящие из его положения, подлежат безусловному перенятию и копированию “претендентом”.

Более того, “претендент” обязан отказаться от собственных свойств, которые перенимаемым свойствам противоречат, а равно и от тех особенностей и устройств, из-за которых эти противоречащие свойства воспроизводятся. Это – неизбежная цена “претендентства”, успешного или нет. Утром nobless, вечером стулья. Или вечером nobless, утром стулья. Никакой гарантии, что стулья вообще будут, но без nobless’а их гарантированно не видать.

Отсюда следует ещё одно обязательство, а именно обязательство различать эти две группы причин. Это очень непросто, потому что обязательным условием сохранения “лидером” своего места является противодействие этому различению всеми возможными средствами. Универсализация и навязывание собственных понятий, бесконечное самопоздравление и т. п..

Это всё, что я хотел сказать о цели. Теперь о средствах.

Типы средств могут быть ограничены только указанными выше обязательствами по перенятию свойств и более ничем. “Победитель дракона сам становится драконом”, “а чем мы тогда лучше их” – это разговоры даже не в пользу бедных, а им во вред.

Места и порядок применения средств тоже совершенно не похожи на то, что предлагается в героическом антизападном дискурсе.

Во-первых, глупо и жалко уповать на то, что у нынешнего “лидера” что-то там “обрушится”, “развалится” и “выродится”. “Кирпич ни с того ни с сего никому на голову никогда не свалится”(с). Самому надо стараться.

Во-вторых, смена “лидера” никоим образом не может быть следствием какой-то “решающей битвы”, какого-то сосредоточенного в пространстве и времени события. Это итог упорной и разнонаправленной работы глобальных масштабов, протяжённость которой измеряется поколениями. И не последнюю часть этой работы “претендента” составляют усилия, направленные на уклонение от всякого “генерального сражения”. Хотя бы потому, что даже сдающий свои позиции “лидер” вполне может оказаться сильнее здесь-и-сейчас и отмутузить нахала.

В-третьих следует как из “во-вторых”, так и из рассуждения о цели: модус проседенди, туды его в качель, здесь являет собой нечто совершенно не похожее на варварское “убивать людей и ломать вещи”. Усилия “претендента” должны быть направлены на расстройство у “лидера” механизмов воспроизводства тех его особенностей и свойств, которые происходят от его положения “лидера”. Вот в это самое “происходят” подсыпать песку и толчёного стекла. Чтобы со временем произошло несоответствие занимаемой позиции, и задачка сошлась.

Собственно, вот и весь антизападный дискурс; как видите, ничуточки не героический. Если очень коротко, то:

1. Запад мешает тем, что он есть, а не тем, какой он есть, и не тем, чем он там занимается.
2. Избавиться от него можно, только заняв его место.
3. “…трупы горами наваливать – вздор, варварство, да и опасно это… осторожно, скальпелем, по центральной нервной, по основе всех основ…”(с)

Стоит ли говорить, что применение вышеизложенного к “исторической сущности международного момента” даёт, мягко говоря, несколько иные прогнозы и рецепты, нежели те, что получаются из высокодуховного пиндосоненавистничества? Наверное, не стоит. Или стоит, но не сейчас. Я кинишку перед сном хочу посмотреть.

Спасибо за внимание.

Приложение раз. Подходы к разъяснению того, как “лидер” защищается от “претендента”, – а он защищается, конечно же! – из вышеизложенного тоже выводимы. И тоже не сейчас. В окно выгляните, если в РФ живёте, не донимайте меня вопросами.

Приложение два. Если кто ещё не догадался: “претенденту” вовсе не обязательно быть по отношению к Западу абсолютным и совершенным чужаком – марсианином из Афганистана, постигшим тайны фэншуя и кецалькоатля. Смещение “лидера” вполне может быть семейным делом. Агата Кристи про это много писала.

Спасибо за внимание ещё раз.

*